«Ликвидация»

Раздались шаги Кречетова. Тоня попыталась засунуть книжечку на прежнее место, но запуталась в пиджаке.

- Где это лежало?.. - Она взмахнула зажатой в кулаке книжечкой, раздраженно глядя на Виталия.

- В кармане.

- Валяется тут на полу…

Она положила книжечку на сиденье стула, отошла к постели и молча, не раздеваясь, забралась под одеяло. Кречетов удивленно наблюдал за ней.

- Ты чего, Тонюш?

Она засопела, отвернувшись к стене. Кречетов взглянул на часы:

- Тонюш…

- Иди, иди, - глухо сказала Тоня, - ты же собирался.

- Тонь, это ж по службе. - Голос Кречетова звучал мягко.

- Вот и иди!.. А мне спать пора!

Она накрылась с головой и махнула рукой - уходи! Кречетов, пожав плечами, засунул записную книжку в карман, надел пиджак и на цыпочках направился к двери.

- Свет выключи, - попросила вслед Тоня.

- Пока. Спокойной ночи, - тихо отозвался Кречетов, гася электричество.

- Спокойной.

Хлопнула дверь. И тотчас же Тоня сбросила одеяло и вскочила с кровати.

Кречетов шел быстро, и Тоня неслышной тенью едва за ним поспевала. Начались плохо мощенные, почти полностью разрушенные боями двухлетней давности окраинные улицы, о которых она имела слабое представление. Похоже, они смещались в сторону Молдаванки, но так ли это было, Тоня не знала. Ей было страшно в пустынной ночной Одессе, но, во-первых, в случае опасности она всегда успела бы заорать, и тогда Виталий бы ее спас, а во-вторых, ей было ужасно любопытно, куда именно направляется Кречетов… Иногда любопытство готово было смениться бешенством, но Тоня уговаривала себя: нужно быть справедливой. Никаких доказательств измены Виталия у нее пока нет. А когда она застукает его в объятиях той распутной твари, что его приворожила, вот тогда и можно будет дать волю эмоциям.

514