Василь Быков «Третья ракета»

- Ерунда! Куда спешить?! От кукурузы это не зависит, - говорит Задорожный.

Но Желтых не терпит, когда ему возражают:

- Много ты понимаешь: не зависит! А ну скажи, Лукьянов, зависит ли наступление от харчей?

- Безусловно, - тихо отвечает Лукьянов. - Харч - экономический фактор, составной элемент, так сказать, всех действующих на войне сил…

Люся слушает их разговор, съедает несколько ложек супу и, взглянув в нашу сторону, говорит:

- Что же это: я ем, а хлопцы голодные.

- Не помрут, потерпят! - бросает Лешка.

- Ну как же! Идите кушать, ребята, - зовет Люся.

- Сиди, говорю! Они не голодные. Лозняк, ты голоден, что ль?

- Сыт! - кусая губы, зло говорю я.

- Ну вот видишь: он сыт!

- Ой, неправда. Притворяется, - говорит Люся, оглядываясь.

Я молчу.

- Павлик, а ты чего заупрямился сегодня? - ласково говорит она Кривенку.

- А ничего.

- Иди кушать.

- Ладно, отстань.

- Ну, что это вы такие, мальчики? Тогда это оставьте им.

Люся решительно забирает с палатки хлеб, котелок с остатками каши и идет к нам.

- Ешьте, - просто говорит она, подавая мне котелок, хлеб и ложку.

Кривенок что-то хмыкает и начинает закуривать. Курить открыто нельзя, но парень, видимо, забывает об этом и ярким огоньком раздувает цигарку.

- А ну, осторожней там! - строго прикрикивает Желтых. - Закочегарил!

- Будем есть? - тихо говорю я Кривенку, но он не отвечает, а все курит, курит.

"Вот тебе и радость, - думаю я. - Вот и дождались…"

19

Система Orphus

Василь Быков «Третья ракета»