Василь Быков «Третья ракета»

Мы, однако, молчим. Кривенок вытирает пилоткой лицо и спокойно спрашивает:

- Сколько снарядов у нас?

- Мало, - говорит Попов. - Мало.

Он все сжимает в подоле руку и смотрит на деревню. Мы выжидательно поглядываем на него: теперь он наш командир.

- Ну, что молчите? - нервно выпаливает Лешка. - Попов, командуй, ты же заместитель! Какого черта!..

Я оглядываюсь. Перед нами в окопах уже никого нет, но сзади, на участке соседнего полка, траншеи которого идут по взгорью, еще гремит бой, видно, как в густых клубах пыли там рвутся мины.

Из окопа выходит Кривенок, молча склоняется над командиром, расстегивает его окровавленную гимнастерку и, помедлив, за руки оттаскивает в укрытие. Потом берет Лукьянова, тот еще тихо стонет.

- Давай, Лошка, завязывай рука, - говорит Попов и вытаскивает из подола кисть.

Лешка неохотно откладывает гранаты, берется перевязывать. Все время он оглядывается. Его чистый лоб прорезает изломанная морщина.

- Так давай сматываться, - обретая обычный свой тон, говорит Задорожный. - Пока не поздно…

- Нет, - говорит Попов, - приказ нету, не можно ходи.

- Чудак, - запальчиво удивляется Задорожный. - Какой тебе, к черту, приказ? Фронт прорвали…

- Приказ оборона был, приказ отступай не был. Стрелять надо.

- Одурел! Куда стрелять?

- Гитлер стрелять! Не знай, куда стрелять?

- Балда! - плюет Задорожный. - Я думал, ты человек, а ты чурбан с двумя глазами.

- Чего кричишь? - с нескрываемой злостью говорю я ему. - Куда пойдешь?

- Как куда? Куда все!

67

Система Orphus

Василь Быков «Третья ракета»