Василь Быков «Третья ракета»

Кривенок, однако, вскоре является.

Сперва откуда-то из-за бруствера с грохотом падает на огневую тяжелый закрытый ящик. Мы вскакиваем со станин, и сразу же из соседней воронки переваливается к нам Кривенок. Гимнастерка выбилась у него из-под ремня, весь он в земле, грязный и пыльный. В одной руке боец держит моток металлических пулеметных лент, в другой - широкий эсэсовский кинжал.

- Где, зачем ходи? Почему плохо делай? - сразу набрасывается на него Попов.

Кривенок отдувается, привстает на коленях и начинает заправлять гимнастерку, с явной укоризной поглядывая на наводчика.

- Вот, - кивает он на снаряды. - На Степановской огневой взял. И патроны.

- Степанов ходи? А где Степанов? - добреет Попов.

- Они-то укатили. Успели, - говорит Кривенок. Затем берет кинжал с тусклой гравировкой "Deutschland uber alles" [Германия превыше всего (нем.)] и начинает вытирать его о землю. Лезвие и рукоятка в крови. И я вдруг догадываюсь, где он взял ленту.

- Что, на дорогу ходил?

- Где был - там меня уж нет, - огрызается Кривенок.

- А это? - киваю я на кинжал.

Кривенок вгоняет его в черные лаковые ножны и как-то неприязненно посматривает на меня.

- Ну и что? - бросает он. И другим тоном, спокойнее уже сообщает: - Вон пехота пошла, видели?

- Как пошла?

Попов от неожиданности моргает глазами и привстает на коленях. Я также оглядываюсь поверх бруствера. Видно, как вдали по склонам холмов бредут вниз редкие группы людей. Задние несут ПТР, кто-то тащит станковый пулемет. Они переходят открытое место и по одному скрываются в ходе сообщения, который ведет в тыл. В первой траншее уже никого не видно.

79

Система Orphus

Василь Быков «Третья ракета»