Павел Хлебников «Крестный отец Кремля - Борис Березовский»

Доля, которую представлял собой один ваучер, была ничтожно мала, а российский рынок ценных бумаг был весьма примитивным, и владельцы ваучеров, как правило, на приватизационных аукционах купить акции напрямую не могли. Выбор сводился к следующему: инвестировать ваучер в компанию, где человек работал, для чего в компании существовала программа акционирования, либо передать ваучер в один из вновь создаваемых чековых инвестиционных фондов.

Поскольку многие жили в ужасающей нищете и в первую очередь думали о хлебе насущном, люди просто продавали ваучеры на улице за наличные, и таких было немало. В итоге уличная цена на ваучер была смехотворно низкой. Тоскливой зимой 1993/94 года в метро можно было видеть плохо одетых прыщавых парней, державших табличку: "Куплю ваучер". Цена составляла 10 000 рублей - около 7 долларов, как раз на две бутылки дешевой водки. При том, что каждый ваучер можно было купить на улице за 7 долларов, выходило, что гигантские промышленные и природные ресурсы страны оценивались примерно в 5 миллиардов долларов.

В теории ваучерная приватизация выглядела привлекательно, но на практике она полностью провалилась. Первая ошибка - выбор времени для ее проведения. Приватизацию следовало проводить до ценовой реформы Гайдара в 1992 году, как средство борьбы с рублевым навесом, с опасностью инфляции. Именно в этом заключалась суть плана Григория Явлинского "500 дней". "Я считал, что именно приватизация должна быть тем инструментом, который должен урегулировать вопрос с денежным навесом, - вспоминает Явлинский. То есть я считал правильным использовать накопленные средства на приватизацию. Я предлагал начать с самого маленького - приватизировать грузовики, небольшие земельные участки, квартиры, магазины - и постепенно, постепенно двигаться к более крупной приватизации".

128

Павел Хлебников «Крестный отец Кремля - Борис Березовский»