Павел Хлебников «Крестный отец Кремля - Борис Березовский»

Еще за несколько месяцев до аукциона Березовский решил, что победителем станет он. Но как нейтрализовать соперника? Некоторое время спустя глава Госкомимущества Альфред Кох рассказал мне, как прошли торги.

Аукцион начинается. Вдруг как у Гоголя в "Ревизоре" раздается "стук сапог". Открывается дверь. Заходит человек и кладет на стол комиссии факс: "Я, Иван Иванович Иванов (фамилии не помню), директор завода "Самеко", отзываю свою заявку". Все. Конкуренции не было. Остался один покупатель, и он победил".

"Что в этом такого странного?"

"Я, находясь в твердом уме и здравой памяти, - ответил Кох, - подав однажды заявку на аукцион, не придумаю завтра ее отобрать, тем более, что речь идет о ста или двухстах миллионах долларов. Директор "Самеко" кажется, его фамилия Оводенко - подал заявку (и снял ее). Что-то должно случиться в течение нескольких дней, чтобы я наплевал на своего хозяина ("Инкомбанк"), наплевать на то, что я буду выглядеть просто смешно на старости лет…"

"Вы думаете, он сделал это против воли "Инкомбанка"?" - спросил я.

"Абсолютно. На сто процентов".

"Но почему?"

"Жизнь дороже, наверное, чем хозяин, - усмехнулся Кох. - Ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться".

Тем не менее требовался по крайней мере еще один участник, чтобы аукцион состоялся. Весьма кстати подвернулась компания "Тонус", представлявшая интересы "Менатеп-банка" и одновременно дававшая финансовые гарантии "НФК" Березовского. Она предложила 100,1 миллиона долларов. "НФК" предложила 100,3 миллиона (всего на 300 тысяч больше стартовой цены) и выиграла аукцион.

211

Павел Хлебников «Крестный отец Кремля - Борис Березовский»