Михаил Козаков «Крушение империи»

Приезжий взглянул на часы, и они мгновенно вывели его из состояния умиротворенного созерцания, в котором он находился несколько предыдущих минут: шестигранная массивная коробка показывала ровно пять.

Приезжий вскочил с дивана и, не заботясь уже о сохранении приятной ему ранее тишины, громко крякнул и шагнул к кухне.

Он понял, что несколько утраченных бездейственных минут прошли впустую потому, что телу его, уставшему от долгой поездки в вагонах, необходимо было, хоть на краткое время, опуститься на этот мягкий чужой диван, откинуться на его услужливую спинку и застыть без движения.

- Эй, кто тут… сонное царство! - окликнул он храпевшего человека, заходя на кухню. - Почтосодержатель мне нужен. Ну, отвечайте!..

Храп на печи не прекращался.

- Да ну же, просыпайся! - еще громче повторил приезжий, заглядывая наверх.

- Га? - на полуслове осекся чей-то сон. - Га? - И приезжий сначала увидел медленно спускавшиеся с печи голые белые ноги прислуги, а потом и ее заспанное, раскрасневшееся лицо.

- Кого вам треба? - спросила украинка.

- Лошадей мне нужно. Зови хозяина или приказчика.

- Подождить трохы, зараз поклычу.

Она протяжно зевнула во весь свой молодой полнозубый рот и потянулась, распрямляясь, сытым и теплым телом. Подавшись вперед, оно почти коснулось грудью незнакомого человека.

Будущее, совсем близкое будущее, наплыло в воображении приезжего таким же теплым и плотским, доступным и волнующим, как только что увиденная служанка.

- Ну, зови, зови там кого следует… - поглядел он весело, заигрывающе на молодую женщину.

27

Система Orphus

Михаил Козаков «Крушение империи»