Михаил Козаков «Крушение империи»

- Вот хорошо! - воскликнул Калмыков, неожиданно выведенный из затруднительного положения. - Вы ведь ничего не имеете против? Сани широкие, места хватит.

- Пожалуйста… - уступчиво пожал плечами приезжий и вновь посмотрел на своего случайного спутника: Чепур предупредительно и вежливо кивнул головой.

…В ожидании лошадей они сидели оба на одном и том же диване и молча курили.

Через минуту-другую внимание обоих сосредоточилось на новом человеке, появившемся в комнате. Это был гимназист - внук старого почтосодержателя, Федя Калмыков, которого приезжий видел уже раньше.

Он стремительно выбежал из столовой и, оглядев на ходу присутствующих, быстро направился к телефону, висевшему сбоку над письменным столом. (Кстати, почему-то только сейчас приезжий заметил бурую коробку с зеленым шнурком и слуховой трубкой.)

Гимназист позвонил на телефонную станцию и громко попросил:

- Пожалуйста, квартиру Карабаева, - а приезжий не без любопытства заметил в этот момент, как непроизвольно приосанился согнувшийся на диване жандармский унтер, как учащенней замигали его рыжеватые густые ресницы.

Карабаев - эта фамилия была знакома и приезжему, настолько, что и сам он чуть вздрогнул при ее упоминании.

Он, очевидно, мог и должен будет многое вспомнить, вернувшись сюда, в этот город…

Карабаев вспомнился сразу, без напряжения.

- Простите, Георгий Павлович… здравствуйте, - степенно, но несколько смущенно говорил с кем-то невидимым усевшийся на стол гимназист. - Да, да - Федя Калмыков… Можно Иришу к телефону?.. Хорошо, хорошо, - я подожду…

- Ох, барышни… всегда они чем-нибудь да заняты! - пытался-игриво улыбнуться неловко вмешавшийся Чепур.

Гимназист даже не обернулся на его голос.

36

Система Orphus

Михаил Козаков «Крушение империи»