Михаил Козаков «Крушение империи»

Как выяснилось, злоумышленники проникли в квартиру ночью, с парадного хода, когда все уже спали: обе комнаты Карабаева были близлежащими к прихожей и отделены глухой стеной от всей остальной квартиры. Хозяева квартиры и прислуга приносили извинения Льву Павловичу, хотя они были виноваты только в том, что, как и всегда, крепко в эту ночь спали, - Льву Павловичу ничего не оставалось делать, как отнестись ко всему этому происшествию с добродушной и мягкой иронией: приближаются праздники, православные воры блюдут рождественский ритуал, он требует усиленных денежных издержек, - вот и причина ночного нападения!..

Хорошо, что такой мелочью отделался: или воры чего-то испугались, или - ха-ха-ха! - они оказались снисходительными к имуществу популярного думского депутата?..

Но вот не успел свыкнуться с этой мыслью, как - спустя час - почувствовал всю ее пустоту и неубедительность.

Журналист Фома Асикритов - неприятный человек, с «сумасшедчинкой», как думал о нем Лев Павлович, но он оказался на сей раз догадливей и умней, чем он, Карабаев.

Пришедший попрощаться Фома Асикритов сразу сокрушил Льва Павловича своей упрямой догадкой:

- У ваших воров, сердце мое, очень хорошие документы. Оч-чень хорошие!

- То есть?

- Не то есть, а тут суть великолепные кавалеры с Фонтанки шестнадцать!

- Третье отделение? Да бог с вами…

- Он всегда со мной, ибо где мне, грешному, обойтись без него! Совершенно точно говорю, сердце мое, Лев Павлович: были у вас гости, да не простые. Опричники - вот что-о!

- Какой смысл?

40

Система Orphus

Михаил Козаков «Крушение империи»