Михаил Козаков «Крушение империи»

Один из них был в зеленой студенческой шинели и в такой же фуражке, другой - в гражданском, узком, старомодного покроя пальто с каракулевым воротником и в картузе путейского инженера.

- Сюда… сюда, Людмила. Вот твое место, - мельком оглядывая Карабаева, говорил инженер. - А Леонид по соседству с тобой, в другом…

Он поставил чемодан женщины на пол и пропустил ее в купе. Студент с саквояжем в руке прошел мимо - в соседнее. Лев Павлович вышел в коридор, дабы не мешать своей попутчице расположиться.

Он не смог еще рассмотреть ее, но зато успел заметить брошенный в его сторону взгляд инженера, а минутой позже - и взгляд подошедшего сюда же студента.

Глаза обоих едва скрывали почтение и некоторое любопытство.

Вначале он не понял, почему это так. «Неужели мы знакомы?» - подумал Лев Павлович, но потом другая, более точная мысль подсказала истину. Ну, конечно, его - известного, популярного депутата Карабаева - узнали эти люди, узнали по портретам, неоднократно помещавшимся в журналах, а может быть, и запомнили, видя его в кулуарах или на трибуне в Государственной думе. Вот, вот - он вспомнил даже: не так давно ему пришлось побывать в обществе петербургских либеральных инженеров, беседовать со многими из них, - разве не мог этот, с черными подстриженными усиками, с чертами лица, удивительно схожими с Гоголевыми, - разве не мог этот инженер быть там, принимать участие в общей беседе?

И Лев Павлович уже не удивлялся тому, что его узнали. Не желая, однако, останавливать на себе внимание чужих людей, он отвернулся к окну, разглядывая суетившийся на перроне народ.

Дважды ударили в густой железнодорожный колокол, заметались люди в толпе, за окном, заторопился провожающий инженер.

43

Система Orphus

Михаил Козаков «Крушение империи»