Михаил Козаков «Крушение империи»

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Речь смирихинского Златоуста в новогоднюю ночь

Перед каждым из сидевших за столом стояли наполненные вином бокалы, но никто еще не пригубил. Все дожидались традиционного торжественного момента, когда со стены раздастся бой часов, возвещающий наступление нового года. До прихода его оставалось всего лишь три неполных минуты, и этот короткий срок заполнился нетерпением и волнением присутствующих.

- Дуня! - возбужденно отдавала приказания Татьяна Аристарховна молоденькой горничной. - Станьте у выключателя и тушите свет, как только я вам крикну… Ради бога, не опоздайте, но и не торопитесь.

- Вы не находите, - нагнулся Теплухин к своему соседу, адвокату Левитану, - что нашим гостеприимным хозяевам вряд ли стоит желать в новом году чего-либо, чего не хватало им в этом?

Левитан повел своими выпуклыми близорукими глазами из-под очков в золотой оправе и, остановившись взглядом на пышной фигуре блиставшей драгоценностями Татьяны Аристарховны, односложно, загадочно буркнул:

- Да. Утопают… Утопают…

Остаток фразы: «…в богатстве, довольстве, благополучии» - оторвался и застрял в мыслях. Впрочем, это, пожалуй, объяснялось тем, что Захар Ефимович Левитан испытывал сейчас волнение, истинную причину которого знали только он да жена его, Фаня Леонтьевна.

- Полторы минуты… минуты, господа, - приготовьтесь! - распоряжался поступками гостей сдержанный, как всегда, но улыбающийся сейчас Георгий Карабаев.

70

Система Orphus

Михаил Козаков «Крушение империи»