Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

НИКОДИМЫЧ

Хирург снял марлевую повязку. Лицо его было усталым и хмурым. Он снял у раковины перчатки и с сомнением оглянулся на Ивакина, укутанного в гипс и бинты.

Тренер спал в вестибюле в кресле. Вышла женщина в белом халате.

- Товарищ Пульманов, – позвала она. – Товарищ тренер.

Никодимыч поднял голову. Шрам на лице его налился кровью и резко краснел. Глаз вопрошающе с готовностью ко всему смотрел на женщину.

- Все кончилось.

- Как?

- Ребра и нога заживут. Удивительно крепкий юноша. Но сотрясение мозга,…

Сашка открыл глаза. Возникло пятно. Потом из этого пятна вырисовался похудевший, заросший седой щетиной тренер.

- Очнулся?

- Та-ак! Крепко я, Никодимыч? Ничего не помню.

- Бредил ты. Круглые сутки.

- Что бредил?

- Песни какие пел Команды кричал. А сегодня все про Дневник. Так наизусть и шпарил. Что это ты?

- А-а! Это дневник одного человека. Он розовую чайку искал. Пропал без вести.

- Далась тебе эта птица. Ну я понимаю про космос. Ребята говорят, на Венеру собаку послали.

- Кто это сказал, Никодимыч?

- Не помню. Гаврюхин, кажется.

- Скажи, что я ему голову оторву, когда встану.

16

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»