Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

- Через печную трубу. Там вахтера забыли поставить.

- Да тихо ты… вся больница сбежится. Сашка лежал уже без бинтов и гипса.

- Экий ты пуганый после травмы стал, – беззаботно сказала она.

И опять тихо скрипнула дверь. В палату на цыпочках вошел тренер. Вид у него был как у нашкодившего мальчишки. Правая рука Никодимыча была неловко засунута в карман пальто, и пальто оттопыривалось,

- Что с рукой, Никодимыч? - спросил Сашка.

- Это так… – ответил тренер.

- Пахнет чем-то, – Лена понюхала воздух. – Какой-то гадостью пахнет.

- Не пахнет ничем, быстро сказал Никодимыч. – Саш! Поговорить надо.

- Я мешаю?

- Пожалуй, - согласился тренер.

- Зайду вечером. Мне события отягощают душу.

- Вечером не пускают.

- Пустят, - рассмеялась она. - Пока!

Тренер сумрачно посмотрел на Сашку. Потом распахнул пальто и вытащил огромную бутыль. Бутыль была наполовину заполнена темной жидкостью. Сашка зажал нос.

- Попахивает немного, – смущенно признался тренер. – Оттого и крался как вор. Скидывай одеяло. Все снимай.

- Что это?

- Средство от переломов. Незаменимая вещь. Раздевайся, говорю, Буду тереть. И тренер скинул пальто, засучил рукава.

Голый Сашка лежал на животе, вцепившись в прутья кровати. Никодимыч деловито массировал ему ноги и спину, поливая ладони адовым варевом.

- Чем запах сильнее, - приговаривал он, – тем больше толку. Веденякина кто на ноги ставил после Алма-Аты? Я. Этой мазью. А Прошкина, чемпиона Союза?

32

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»