Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

- Наверх! - отчаянным голосом закричал Никодимыч. – Сначала.

Сашка опять пошел по склону, но вдруг, пропуская поворот, покатился вниз, широко расставив лыжи, как новичок, выставив вперед руки с палками. Он проехал мимо тренера. Лицо его было растерянным. Налетел на веху, затормозил.

И так стоял, уцепившись за спасительный бамбуковый шест. Тренер в два виража скатился сверху.

- В чем дело?

- Никодимыч! - Сашка пошарил перед собой руками. – Не вижу.

Залитое потом лицо его с налипшими на лоб волосами было беспомощно, как у ребенка.

МЕФИСТОФЕЛЬ

Костистый старик, похожий на седого всклокоченного Мефистофеля, надвинул глазное зеркало с дыркой посредине и сразу превратился в циклопа. Желтыми от табака пальцами он отогнул Сашке Ивакину веко, отогнул второе. Откинул зеркало а закурил. Сашка сидел распростертый в врачебном кресле. Врач курил и молча смотрел на него. Сашка попробовал улыбнуться.

- Потрясения. Припадки. Удары. Были? - спросил Мефистофель.

Сашка вопросительно глянул на сидевшего в углу Никодимыча.

- Были, – сказал тот. – В результате неумелого падения на склон – травма головы, ноги, грудной клетки. Падать не научились, – в тоскливой тишине добавил он.

- Глаза в полном порядке. Травма головы, говорите? Весьма интересно. Будем исследовать. На койку! - резко заключил Мефистофель. – Самочувствие, чемпион?

- Я вообще– то уже вижу. Серое все только.

Санитарка повела Сашу в палату. Среди больничных стен он казался несуразно большим, несуразно плечистым.

36

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»