Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

Никодимыч молча спросил у Мефистофеля разрешения позвонить. Набрал номер.

- Не кричите, – ответил тренер в телефонную трубку. – За команду отвечаю я. За Ивакина так же отвечу. Все! - Он о силой бросил трубку на рычаг. И вопросительно посмотрел на Мефистофеля.

- Предполагаю самое худшее, – сказал тот. – Все дело в недавней травме…

- Это палата глазная со шторами, – санитарка ввела Сашку в комнату. – Глазами нынче мало болеют. Будешь болеть один. Сейчас белье принесу. Посиди.

Сашка сел на кровать. Скрестил на коленях руки. Вошел Никодимыч.

- Что врач говорит? - Сашка поднял глаза на Никодимыча. Тот молча стоял в дверях, и лицо его вдруг качнулось, наплыло, повалилось на Сашку, как будто он куда-то летел на качелях. - Лене не говори ничего, – с усилием сказал Сашка. - Матери не вздумай писать.

- Что писать? Что говорить? Все пустяки, все до завтра пройдет.

В палате было темно. За окном вспыхивала реклама: «Аэрофлот. Надежно. Быстро. Удобно. Летайте самолетами».

Дверь открылась, и тихо вошел врач Мефистофель. Он сел верхом на стул. Сашка молча повернул к нему голову. Он лежал поверх одеяла в тренировочном костюме, только ботинки снял.

- Я дежурю сегодня, – сказал Мефистофель. – Вот, зашел.

Сашка молчал.

- Я все думаю про тебя, чемпион. И пришел, пожалуй, к верному выводу. У тебя кровоизлияние в мозг. Возможно, поврежден глазной нерв. Это не лечат.

- Что будет? - спросил Сашка.

Предсказывать трудно. Можешь ослепнуть мгновенно. Можешь ослепнуть через два года. Ну, а самое вероятное: будешь слепнуть стремительно. Год. Самое большее два.

37

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»