Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

- Так хорошо. - Помьяе натянул камлейку. Коричневый, черноволосый, он застенчиво подошел к Сашке, который сидел на оленьей шкуре.

- Возьми пожевать, - посоветовал Сашка. - И не спеши. У меня ничего не болит.

Помьяе поднял свою неизменную палку и вышел. И белой камлейке легко, точно в полете, он плыл над тундрой. Руки, закинутые на палку, белели, как чаячьи крылья.

А Сашка Ивакин сидел, прислонившись к стенке яранги. Он был в расстегнутой на груди ковбойке, загорелый и подсохший от подвижной оленеводческой жизни. На коричневом лице странно выделялись, светлели глаза, и неожиданно стали видны тонкие складки в углах рта и морщины вокруг глаз.

В ярангу вошел Сапсегай.

- Убежал Помьяе. Хорошо убежал. Как олень.

- Вот и все, Сапсегай, - сказал Сашка. - Вот и конец маршрута.

- Нет, - не согласился Сапсегай, - начало.

- Какое, к чертям, начало?

- Следующий переход начинается там, где кончился первый. Разве не так?

Сашка ничего не ответил.

Сапсегай с кряхтением опустился на землю.

- Уставать стал. Раньше совсем не уставал. Все бегал и бегал. Как Помьяе, я бегал… Немножко лучше, – подумав, добавил он.

- Ты, наверное, лучше бегал.

- А сейчас устал. Налей чаю.

- Согреть? Или просто налить? - напряженно спросил Сашка.

- Свежего заварим. Ты больной, я старик. Будем пить свежий хороший чай.

Сашка встал. Потрогал стенку яранги. Потрогал другую. И неуверенно направился к чайнику.

111

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»