Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

Зажав в кулаке трубку, Сапсегай наблюдал за ним.

- Ты не слепой, - сказал Сапсегай. - Это глупость, что ты слепой.

Сашка ничего не ответил. Вытащив нож из ножен, висевших на поясе, он строгал «петушка» – ершик из стружек, которым так удобно разводить костер.

- Анютку отправлю с тобой. Ей в школу. Пусть привыкает к домам и людям.

- Это ты хорошо придумал, - отозвался Сашка и чиркнул спичкой. Неожиданно он засмеялся. - Говорят, что немцы самый педантичный народ. Интересно им будет узнать, что гораздо педантичнее их – кочевники. Каждая вещь веками кладется на свое место. Я это давно заметил. Придется мне как кочевнику жить. Поставлю ярангу и…

Он не договорил. Огонь разгорелся, и Сашка подкладывал прутики, сидя на корточках. В полумраке яранги он чем-то напоминал того бронзоволицего бога земли, что сидел на завалинке аэропорта в бухте Тикси.

 

В маленькой поселковой больнице была тишина, белые стены и пустота.

Сашка лежал с забинтованными глазами. Вошла молоденькая медсестра, сунула Сашке градусник.

- Хорошо, что вас положили, - сказала она. - А то пусто так.

Сашка молчал.

- Запрос отправили за вашей карточкой. Наверное, в Ленинград повезут. С сопровождающим. Вот счастливый человек! В Ленинград!

- Я счастливый? - спросил Сашка.

- Нет, сопровождающий. Вы несчастный. Врач говорит…

- Шли бы вы к чертям, - перебил Сашка.

- Нервный какой…

- Ко мне должна прийти девочка, - сказал Сашка. - Пустите ее сразу. В любое время.

112

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»