Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

Васька Прозрачный, наплевав на шикарный костюм, сидел на ступеньках крыльца и был своим человеком среди своих же людей.

- Не согласен, - говорил он. - «Вихрь» – мотор капитальный. Ему надо дейвуд внизу подпилить, где выхлоп, и никакого заноса не будет. Утверждаю.

- Где подпилить-то?

- Эх! Давай завтра с утра. А потом на охоту двинем. Идет? Я, понимаешь, среди льда по траве стосковался.

Он встал, забрал со ступенек бутылки шампанского и пошел к дому.

- С ума сошел, Вась, - сказала Лена.

- А чего? Пусть постоит, поленится. Тем более что завтра я вас покидаю. Двигаю в тундру. На лодке. Уже договорился.

- Сапсегай сейчас близко со стадом. Навести старика, - попросил Сашка.

- Это дело! - горячо откликнулся Васька. - Обязан я его повидать или нет?

СМЕРТЬ ПРОЗРАЧНОГО

Сапсегай и Васька Прозрачный сидели у небольшого костра. Был конец полярного лета – время желтой травы, желтого воздуха, желтого неяркого солнца. Где-то в тундре неотрывно кричал журавль. Замолкал, и снова печальные трубные звуки плыли над тундрой.

- Слышишь? - сказал Сапсегай. - Остался один. Тоскует.

- Хорошо здесь. - Васька лег на спину. - Еще раз в Антарктиду смотаюсь и пойду в пастухи. Возьмешь?

- Приходи, - согласился Сапсегай. Прислушался. - Олени волнуются.

- Почему?

- В это время они дурные бывают. Там сзади худое место. Вот я и сижу. Побегут, много погибнет.

120

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»