«Москва бандитская»

Вначале, как легко догадаться, Сулейманов категорически отрицал причастность к рэкету и утверждал, что никогда раньше не видел ни подельников, ни потерпевшего. Когда ему предъявили неопровержимые доказательства - оперативную видеосъемку встреч с директором СП и аудиозапись беседы с Балакиревым, - Хоза и вовсе отказался отвечать на какие бы то ни было вопросы. Кстати, небольшой фрагмент "джентльменского" разговора с жертвой вымогательства стоит привести дословно. Поясню, что беседа состоялась в кафе "Встреча", где члены общины регулярно собирались для обсуждения текущих дел. Причем в тот день оно было закрыто для посетителей, исключительно для удобства Хозы и его друзей. И еще небольшое пояснение. Накануне встречи коммерсанта, не желавшего выполнять требования вымогателей, боевики вывозили в подмосковный лес около пионерского лагеря "Зорька", где избивали в течение нескольких часов, а в следующий раз предложили выбрать Балакиреву самому, что лучше: закопать его живым, убить из пистолета или распять, как Христа…

Запись сделана скрытно с помощью диктофона "Пирлкордер" (в разговоре принимают участие подельники Хозы экономист Комаров и активный член общины Ахмадов):

«С у л е й м а н о в: Ведь ты пойми, "с фонаря" приходят, хотят на ровном месте получить. Приходят и начинают дурить. Ходят, ноют - вывозят там. На самом деле у них не получается, и бывает так, бывает так - понимаешь…

А х м а д о в: Человека передержали…

К о м а р о в: И часто бывает!

С у л е й м а н о в: Вот именно. Представь себе - чеченец и мужик при больших деньгах. Я говорю своему - разберись с ним. Пацаны вывезли мужика - давай деньги! Взяли, короче говоря, нагнули его, это самое… А у него из глотки капает. Рот ему завязали, а у него с носом что-то. Понимаешь? У него, оказывается, больничный был, и нос не дышал.

А х м а д о в: И человек умер, понимаешь? В принципе и не хотели, но человек умер. Не в этом дело - хотели, не хотели… Никому теперь не легче.

С у л е й м а н о в: Всего-то два с половиной миллиона. Вот у Брежнева сколько было?

Б а л а к и р е в: И они никому не нужны оказались.

С у л е й м а н о в: Правильно! В гробу карманов нет…»

Думаю, приведенного диалога достаточно, чтобы увидеть всю глубину аргументов рэкетиров.

26