«Москва бандитская»

Английская королева чеченской мафии

Первый пострадавший поступил в приемный покой Балашихинской ЦРБ в 9.40 утра. Диагноз у врачей сомнений не вызывал: огнестрельное ранение правого бедра. Сам раненый - тридцатилетний чеченец Осмаев сообщил, что пулю он получил на улице Разина возле офиса фирмы "Росинтер". А в 10.10 оттуда же с огнестрельным ранением ягодицы была госпитализирована местная жительница Марина Б.

Выехавшая на место происшествия оперативная группа милиции едва не опоздала. В "девятке", прорывавшейся из города, были задержаны администратор фирмы "Росинтер" Апарин и два нигде не работающих жителя Балашихи Титов и Рядинский. Под сиденьем машины сыщики нашли пистолет "ТТ" и пару снаряженных обойм (с тремя и семью патронами). Почему обоймы не полные, скоро стало ясно. В багажнике автомобиля находилось тело смертельно раненного Дерябина, знакомого оперативникам как ближайшая связь вора в законе - Султана Даудова. Через час Дерябин скончался в реанимационном блоке Балашихинской ЦРБ.

Но главное событие случилось позже. В ходе осмотра местности около лесного массива за деревней Новая обнаружили еще один труп. Тело молодого мужчины, одетого в джинсовый костюм, было сброшено в придорожный кювет и закидано снегом. В убитом выстрелом в затылок человеке узнали тридцативосьмилетнего Даудова - чеченского законника по кличе Султан. Стало ясно, что речь идет не о рядовой разборке.

 

В постоянно меняющейся табели о рангах уголовного мира Султан уже давно занимал "свое" место. Достаточно сказать, что он был единственным вором в законе среди чеченцев, хотя эта этническая группа не признает общепринятых в уголовной среде воровских традиций. Чеченцы консервативны и всю жизнь остаются верными своим тейповым связям, уважительно относятся к старейшинам родов. Даже так называемый общак - воровская касса, существующая в основном для материальной поддержки авторитетов и воров, передачи "грева" в следственные изоляторы и лагеря, у чеченцев состоит не из "деревянных", а из твердых валютных взносов. В силу этих обстоятельств Султан считался чужим среди своих и у чеченцев, и у русских.

81