«Москва бандитская»

Особый стиль прослеживается и в выборе одежды. Боевики предпочитают ходить в коротких кожаных или дубленых куртках, широких брюках и ботинках с высокой шнуровкой. Головным убором, даже в трескучий мороз, остается спортивная обтягивающая шапочка. Кашемировые удлиненные пальто, белоснежные шелковые шарфы, лохматые волчьи шапки - униформа старших товарищей - бригадиров, авторитетов. Они же имеют другой непременный атрибут - толстую золотую цепь на шее, а на пальцах кольцо или два из того же металла. Иногда на цепь вешается православный крест, пластина с указанием имени владельца и его группы крови или астрологический знак. Летом униформа столичных бандитов мало чем отличается от традиционной молодежной одежды. Исключением остаются кольца-печатки и тяжелые цепи на богатырских шеях. Носить на себе такое богатство может далеко не каждый.

Дополнением к этой специфической знаковой системе, особенно бросающейся в глаза в жаркое время, являются татуировки. Раньше их делали, как правило, имевшие судимость. Наколки рассказывали об их обладателях больше, чем иные анкеты - за что сидел, сколько лет получил, какой статус имел на зоне. Сегодня мода на татуировки снизила их информативную ценность. Для молодых нательная живопись превратилась в дополнительный способ украшения. Но наколоть звезды на коленях или воровские погоны на плечах они, конечно, не посмеют. Скрытый смысл уголовной символики по-прежнему уважаем братвой, и если небольшие вольности прощаются, то надругательства над "законом" никто не потерпит.

Чем объясняется стереотип поведения? Прежде всего общностью интересов. Любая группировка, точнее ее костяк, формируется из бывших одноклассников, ребят из соседних дворов, спортсменов, занимавшихся одним видом спорта, тренировавшихся в одной качалке… Но есть дополнительный фактор, имеющий едва ли не самое большое значение для объяснения поступков братвы - видеофильмы. Думаю, нет нужды объяснять, что нелегкая рэкетирская доля мешает крутым парням повышать культурный уровень. Им некогда перечитывать "Капитанскую дочку" и "Братьев Карамазовых", ходить на вернисажи и театральные премьеры. В лучшем случае они смотрят телевизор или читают молодежные газеты. Главным источником познания мира, кроме собственного, известного, опыта, остаются видеогрезы. Точнее, часть видеорынка, ограниченная все теми же "профессиональными" интересами.

Любопытная особенность нашей преступности. Очень часто она в точности копирует сюжеты кассовых боевиков гангстерских фильмов. Не обремененные избытком интеллекта парни, насмотревшись на подвиги суперменов, заимствуют у них способы мести врагам и обидчикам, выучивают наизусть монологи и, представляя себя на месте героев, постепенно превращаются в зомби, действуя в соответствии с виденным и слышанным на видеолентах. Порой даже кажется, что киллеры, бандиты, налетчики специально усложняют свою работу, будто стремясь сделать ее кинематографичной, зрительной, а не простой и надежной, как полет пули из ствола в цель. Вот несколько примеров.

99