«Москва бандитская»

Однокомнатный склеп в тихом микрорайоне

В 1992 году в Москве появился новый, не встречавшийся ранее вид преступлений. Это выяснилось после разоблачения нескольких банд, совершавших серийные убийства одиноких владельцев приватизированных квартир. Причем ни оперативные службы, ни прокуратура оказались не готовы к появлению таких преступлений, что логически объяснялось отсутствием соответствующей государственной правоприменительной практики. Даже термин "приватизация", запущенный в обиход известным московским реформатором Г. Поповым, правильно понимался лишь его изобретателями и их окружением. А уж в области гражданского права с приватизацией и вовсе был темный лес.

Позже, анализируя ситуацию, правоведы сделали однозначный вывод: убийства фактически спровоцированы отсутствием законов и нормативных актов в сфере операций с недвижимостью. Но к тому времени в десятках безымянных могил в подмосковных лесах уже догнивали останки удушенных или забитых насмерть стариков, а несколько тысяч людей оказались лишенными крыши над головой, превратившись в бомжей поневоле.

Первые признаки бума криминальной приватизации появились в феврале 1992 года. Тогда за помощью в МУР обратился внук известного советского прозаика, которому дедушка-классик оставил в наследство роскошные многоквартирные апартаменты в центре Москвы. Он поведал сыщикам историю, напоминавшую поучительную детскую сказку о доверчивом зайце, приютившем в своем домике коварную лисицу. Молодой человек, как и все творческие натуры, систематически испытывал материальные трудности. Узнав о его проблемах, знакомый посоветовал: "Зачем тебе такие хоромы? Сдай пару комнат - на обед с ужином хватит, и еще останется…" После недолгих раздумий внук нашел солидных коммерсантов и заключил с ними джентльменское соглашение. По договору гости получали часть квартиры под офис и жилье. Хозяин оставлял за собой одну комнату и ежемесячно клал в карман солидную сумму долларов. Как легко догадаться, договоренность нигде юридически закреплена не была.

126