«Москва бандитская»

Легко прогнозировать дальнейший рост этой категории преступлений, особенно в провинции. Если в Москве ситуация еще хоть как-то поддается контролю, в городе действует оперативно-поисковый отдел МУРа, есть мобильные группы, ориентированные на розыск похищенного транспорта, то в Московской области положение сложнее. Невозможно быстро и надежно перекрыть передвижение преступников, активно использующих не только основные магистрали, но второстепенные и проселочные дороги. К тому же удаленные друг от друга на десятки километров, имеющие несовершенные средства связи и устаревший автопарк пикеты ГАИ и посты милиции не в состоянии взять под контроль дороги и провести соответствующие режимные мероприятия.

В Подмосковье немало районов, где дозвониться куда-либо так же сложно, как связаться с другим континентом. Между тем на вооружении бандформирований пейджеры, сотовые телефоны, сканеры и антирадары. О лимузинах преступников и вовсе говорить не приходится. Могут ли тягаться разбитые, залатанные "Жигули" с мощными "ауди", "мерседесами", "тойотами"?

В столице зарегистрировано уже 120 тысяч импортных автомобилей, больше половины которых находятся в личной собственности. И еще одна интересная цифра. Более сорока процентов угнанных в Европе машин нашли хозяев в России. Кто стал их владельцами, представить нетрудно. В недавнем прошлом автомобиль мог быть либо в ведении государственного служащего, либо у состоятельного и респектабельного члена общества. Рынок и технический прогресс внесли коррективы. Машина стала расхожим товаром, за рулем может сидеть как правопослушный гражданин, так и представитель криминальной структуры. Лозунг литературных классиков обрел наконец реальное звучание. Автомобиль превратился из предмета роскоши в средство передвижения. Стоит ли удивляться, что путешествие в собственной машине в наши дни оказывается таким же рискованным предприятием, как и прогулка по улицам, где хозяевами себя все уверенней ощущают преступники?

138