«Москва бандитская»

Из агентурного сообщения: "Подручным Монгола был уголовник по кличке Калымский или Битумщик. "Он освободился из Камских лагерей, сидел за то, что облил бензином человека и поджег. Свое прозвище Битумщик получил после того, как разогрел паяльной лампой битум в кружке, позвонил в квартиру и выплеснул содержимое в лицо открывшему. Ему около пятидесяти лет. За убийство человека он просит 100 рублей, за "битум" - 500… Живет под чужим именем с поддельным паспортом. У Монгола есть несколько таких исполнителей". Именно в банде Монгола, прогремевшей в Москве и других городах еще в 70-е годы, Япончик прошел "уголовные университеты". Вор в законе Геннадий Корьков, которого все называли Монголом, сколотил банду из 32 отпетых рецидивистов. Япончик оказался среди них вовсе не случайно. Еще в школе он преуспел в занятиях боксом и даже выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Однако, хотя тренеры считали его восходящей звездой - несколько побед на районных и городских соревнованиях, Вячеслав Иваньков, получивший позже кличку Япончик за своеобразный восточный разрез глаз, предпочел карьеру в иной области. Монгол, тяготевший к спортсменам-силовикам, приметил упрямого и бесстрашного бойца, готового без раздумий выполнить любой приказ бригадира, и взял его в ученики. Новобранец оказался очень талантливым и позже превзошел учителя по многим показателям. Но у Монгола было чему поучиться.

Банда, имевшая осведомителей среди валютчиков, проституток, фарцовщиков, отличалась изощренной жестокостью и большим умением скрывать следы преступлений. Жертвы выбирались из числа подпольных миллионеров, работников торговли, собирателей антиквариата и богатых цеховиков. Монгол хорошо понимал, что потерпевшие после налета в милицию не побегут. Потому что объяснять в прокуратуре, откуда у рядового советского гражданина появились ювелирные украшения или картины стоимостью сотни тысяч рублей (по тем временам это были астрономические суммы), никто не захочет. Причем, чтобы конвейер действовал безостановочно, кроме откупного бандиты требовали дать им очередную наводку. Трудилась бригада Монгола и на ниве улаживания взаимных претензий цеховиков и антикварщиков, предлагала услуги по возвращению долгов с условием отчисления процента за беспокойство и хлопоты.

147