«Москва бандитская»

Впервые о некоем зловещем списке оперативники заговорили в начале девяностых годов. Правда, зловещим он стал называться гораздо позже, когда упоминаемые в нем воротилы свердловского криминального, бизнеса и связанные с ними коммерсанты начали систематически попадать в очень скверные истории. В июле 1991 года выстрелом снайпера через окно убит один из лидеров уралмашевской группировки Григорий Цыганов. 20 сентября 1991 года бесследно исчез генеральный директор фирмы "Уралмет" Сергей Богданов, продававший за рубеж большие партии цветных металлов. А в новом, 1992 году начался повальный отстрел екатеринбургских авторитетов, заставивший заговорить о войне мафий. В течение полугода убиты бригадиры вагинской группировки, подручный Цыганова, контролировавший торговлю в центральном районе Екатеринбурга, расстрелян в "мерседесе" владелец группы коммерческих магазинов, зарублен топором преступный авторитет по кличке Доктор, убит последователь воровских традиций уголовный пахан Чинарь…

В марте неожиданно исчез Павел Тарланов, сын крупнейшего екатеринбургского теневика Игоря Тарланова. А в мае настал черед отца. Тарланова-старшего убил неизвестный снайпер точным выстрелом с чердака дома медсанчасти КГБ. Чуть позднее смерть нашли уголовные лидеры Итальянец и Хорек. А в сентябре в собственном автомобиле "вольво" расстрелян из пистолета Макарова президент ЕвроАзиатской компании, активно занимавшейся экспортом цветных металлов, мультимиллионер Виктор Терняк. Месяц спустя во дворе дома вместе с тремя телохранителями убит один из богатейших предпринимателей Урала Олег Вагин. Киллеры изрешетили Вагина и его людей автоматными очередями. Отголоском выстрелов в Екатеринбурге стал расстрел в Москве компаньона Вагина банкира и бизнесмена Владимира Толмачева.

Всех перечисленных в мартирологе (и некоторых в него не вошедших) объединяла не только причастность к криминальным структурам. Их имена якобы были указаны в том самом списке. Не берусь судить, существовал ли он. Не исключено, что это не более чем ловко запущенная кем-то "утка". Но разговоры о нем не раз велись различными сотрудниками МВД, занимающимися оперативной работой и имеющими доступ к конфиденциальной информации. А самым убедительным аргументом в пользу его существования становились венки на свежих могилах обозначенных в списке людей.

Один из оперативников, давно знакомый с Олегом Коротаевым, по своим каналам узнал о готовящемся покушении на бывшего боксера. Услышав предупреждение, Коротаев усмехнулся: "Брось ты, кому я мешаю?" Но скоро он сам убедился в худшем. В один из дней Коротаев заметил за собой слежку. Он понял, что кто-то сделал на него заказ.

179