«Москва бандитская»

Уехав в 1992 году в США, Коротаев в Россию так и не вернулся. Живым не вернулся. Гроб с его телом привезли в январе 1994 года, пуля все-таки нашла свою цель. Никто толком не знает, чем он занимался в США. Врагов у него как будто не было, а новые друзья появились. Так, Коротаев собрал 50 тысяч долларов на операцию русскому боксеру Артемьеву, получившему серьезную травму головы на ринге в бою с израильским спортсменом. Еще он очень скучал по родным, друзьям, часто звонил в Москву. За несколько дней до случившегося он разговаривал по телефону со знакомым, был такой же, как всегда. Хотя в роковой день, по дошедшим до Москвы отголоскам трагедии, словно ждал чего-то.

После вечера, проведенного за столиком нью-йоркского ресторана «Арбат», Коротаев вышел на улицу. Стоявший у входа посыльный, хорошо знавший завсегдатая, предложил машину. Но Коротаев отмахнулся и мрачно сказал: «Пустое все, меня убьют сегодня…»

 

Это не ода бывшего боксеру, подавшемуся в мафиози, а только попытка рассказать о человеке сложной судьбы, талантливом и сильном. Не обеляю Коротаева, почти постоянно с 1977 года находившегося не в лад с законом. Но и не ставлю вровень с разным отребьем, увивавшимся вокруг и использовавшим в своих интересах его авторитет и бесстрашие. Любопытная и характерная деталь, о которой рассказали сыщики МУРа. Олега Коротаева часто приглашали на разборки. На любую встречу он приходил без оружия, никого и ничего не боялся. И об этом знали не только его друзья, но и враги.

Можно строить версии и догадки относительно мотивов убийства. Не исключено, что Коротаев причастен к екатеринбургским операциям с цветными металлами, в результате которых были задеты интересы "крестных отцов" международной мафии. Кто-то верит в случай: Нью-Йорк, как и Москва, город немаленький, там тоже, бывает, убывают просто так. Говорят, что позже убийцу нашли (не полиция, разумеется) и разобрались с ним без формальностей. Есть также версия, связанная со старым знакомым по кличке Кот, прибывшем в США незадолго до убийства.

…Хоронили Олега Коротаева в Москве у входа на Ваганьковское кладбище. Проститься с другом приехали спортсмены, видели у могилы уголовных авторитетов, воров в законе, специально на похороны из Америки прилетал "патриарх" российской уголовной братвы вор Ушатый. Цветы, венки, слезы и слова. Всего было с избытком. Но, пожалуй, лучше и точнее других сказал Завадский, знавший Коротаева два десятка лет. Его фраза вместила многое и могла бы стать эпитафией к жизненному кредо самого Завадского, застреленного позже таким же способом в Москве: "Мы жили в другое время и друг другу в затылок не стреляли".

180