«Москва бандитская»

Едва глотнув воздуха свободы, Мансур снова пустился во все тяжкие. Его задерживают во время разборки с боевиками таганской группировки. В качестве вещдоков сотрудники МУРа изымают несколько автоматов, гранаты и взрывчатку. Вместе с Мансуром за решеткой оказывается его близкий приятель - абхазский вор в законе Делан Тванба. Но, как уже бывало, внеся залог, на этот раз 20 миллионов рублей, Мансур снова выходит на волю.

Последнее задержание Мансура было связано с убийством его хорошего знакомого Леонида Завадского, о котором стоит рассказать подробнее. Ленчик, как друзья называли Завадского, родился в 1947 году в Бресте, но уже давно жил в столице. Его биографию украшало несколько судимостей (одна из них - приговор за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия к 14 годам лишения свободы). Завадский специализировался на азартных играх, операциях с валютой и антиквариатом. Он имел огромный авторитет в криминальных кругах, был на "ты" с Японцем и в свое время выдвигался в воры в законе, но предпочел остаться рядовым мафиози.

С началом экономических преобразований в России Завадский занялся коммерцией. "Я пловец большого бизнеса", - говорил он о себе друзьям, и это соответствовало действительности. Ленчик был осторожным, хитрым и серьезным воротилой теневого капитала. По некоторым данным, через него проходили колоссальные суммы, связанные с добычей алмазов и нефтью. Завадского знали на Урале, в Тюмени, Екатеринбурге, Прибалтике и на Украине. К его мнению прислушивались не только в столице и крупных городах России. Уехавшие на Запад воры поддерживали с ним связь, улаживали с его помощью конфликты, узнавали важные новости. Характерно, что, когда в начале 1995 года в прессе и на ТУ появились слухи о гибели Японца во взорванной машине, первым, кто опроверг эти сообщения, был Завадский, позвонивший "убиенному" в США.

Бизнес не мешал Завадскому оставаться азартным игроком. Ночи он проводил за карточным столом, начиная в одиннадцать вечера поездку из квартиры на Садово-Кудринской по казино и игорным домам. Любимыми местами развлечений в обществе молодых дам для Завадского были "Метелица", "Роял", "Савой", "Габриэлла", "Черри-клуб". Ему нередко везло, но он мог увлечься и проиграть за ночь до 40 тысяч долларов. Некоторое представление об азартности Ленчика говорит такая цифра: за два года он, по собственному признанию, оставила игорных домах 700 тысяч долларов. Понятно, что такое мог позволить себе только богач.

183