«Москва бандитская»

…Из Новокузнецка в Москву деньги привозил кассир банды Тертышный. Как-то босс проконтролировал гонца - позвонил домой и поинтересовался величиной отправления. Выяснилось, что собранная и доставленная сумма несколько отличаются. Разбираться в причинах "усушки и утруски" Лабоцкий не стал, вопрос решил привычным способом. Тертышный был вывезен в Дмитревский район и получил пулю в затылок. Казалось, выжигая ересь и сомнения каленым железом, главарь мог не опасаться предательства. Как показали дальнейшие события, он несколько недооценил порученцев. Правой рукой Лабоцкого являлся такой же, как он, беспредельщик Барыбин. Некоторое представление о наклонностях последнего дает его любимая присказка: "Всех пококаем и до покоса не доживут". При этих словах Барыбин делал указательным пальцем и мизинцем характерную "козу". Они дружили семьями, причем босс стал крестным отцом ребенка Барыбина, а последний - крестил его сына. Они выстроили дачи рядом, доверяли друг другу.

Банда превращалась в мощную и влиятельную структуру. Под контролем находился не только Кузбасе, но и некоторые точки в Красноярске, Томске, Иркутске, Твери, Геленджике и Санкт-Петербурге. Лабоцкий, верный своему "принципу домино", задумывает убрать Барыбина - тот явно догоняет шефа по авторитету и влиянию. Босс готовит другу сюрприз - взрывное устройство, замаскированное под сверток. Обстоятельства неудавшейся акции достаточно туманны, зато итог хорошо известен. Лабоцкий сам подорвался на бомбе, получил тяжелые травмы и был дострелян Барыбиным из пистолета "Вальтер" у кооперативных гаражей на Ленинском проспекте. Весть о гибели всемогущего Корлеоне Новокузнецкого оказалась серьезным испытанием для банды. Не каждый поверил случившемуся. И хотя большинство смирилось с происшедшим, а бразды правления принял Барыбин, сделав своим замом Гнездича, внутри банды начались разброд и шатания.

Первыми попытались оторвать долю и уйти в свободное плаванье земляки. В Новокузнецке заявил о самостоятельности некий Иванов, сколотивший по примеру Лабоцкого собственную команду и решивший поставить на место уехавших в столицу. Иванов выслеживает кассиров Барыбина и производит экспроприацию в лучших традициях предшественника. Один из курьеров, получив удар топором по голове, отдает концы сразу, а другой чудом выживает, хотя и остается инвалидом. Узнав о ЧП, Барыбин отправляет в Новокузнецк трех палачей с единственным наставлением: патронов не жалеть. До сих пор непонятно, почему приговор не был приведен в исполнение сразу. Вероятно, сказался выбор времени для его исполнения - первый день 1995 года. Киллеры, они ведь тоже люди, засиделись накануне заполночь, выпили лишнего, вот и дрогнула рука.

214