«Москва бандитская»

Главарь Барыбин, узнав об осечке, прореагировал короткой фразой: "Вот так в нашей армии обучают стрелять". В Новокузнецк поехал чистильщик. И Иванов, оказавшийся в реанимации после неудачного первого покушения, все-таки был застрелен в больничной палате. Причем не помогли круглосуточно дежурившие в коридоре вооруженные до зубов дружки.

Вернувшихся нерадивых киллеров ждала разборка в гостинице "Украина". Барыбин оказался непреклонен, решив превратить провал операции в воспитательную акцию. По его приказу неумех начали поочередно вывозить за кольцевую дорогу. Первого придушили в машине, затащили в лес и добили ножом. Затем наступил черед второго. Он покорно сидел и ждал, когда за ним придут и повезут резать. Лишь третий избежал смерти, Барыбин милостиво даровал ему прощение.

Любопытная деталь, рассказанная бандитами оперативникам МУРа. Во время убийства первого киллера исполнители омочили его кровью губы, совершив этим ритуал круговой поруки. Несмотря на полную сатисфакцию, главарь уже заболел манией преследования. Ему мерещились заговоры и интриги, что отчасти соответствовало действительности. Сначала жертвой кровавой паранойи пал Гнездич. Барыбин собственноручно застрелил его в ванной. Причем уже тогда главарь продемонстрировал блестящее владение оружием и сделал заявку на особый стиль убийств. Пуля вошла жертве в висок и вышла через щеку. Точно так же босс расправился с телохранителями Гнездича Кривицким и Кондрашовым. О последнем, как о типичном киллере банды, можно рассказать подробнее. Кондрашов из неблагополучной семьи, мать-любительница выпить, сам парень был постоянно грязным и голодным. Слабый и худой, до зачисления в банду Лабоцкого, он подвергался унижениям и насмешкам со стороны сверстников. В бригаде киллеров его начинают уважать за жестокость и беспредел. Босс выделяет ему солидное содержание, дарит новенькую "девятку", а затем, как бы между прочим, предлагает разобраться Кондрашову с его давним недругом - Новокузнецким авторитетом по кличке Миля.

215