«Москва бандитская 2»

Во время заседания защита объявила, что судимости Иванькова в прошлом - результат его борьбы с империей зла - СССР. Япончика пытались представить жертвой политических репрессий, человеком религиозным и не имеющим ничего общего с так называемой русской мафией. Те же адвокаты, разумеется, сделали все, чтобы в невыгодном свете изобразить потерпевших и обвиняемых, согласившихся сотрудничать со следствием, - Воловника и Абелиса.

Порой казалось, что обвинение вот-вот рассыплется и Япончик выйдет на свободу. Это вполне согласовывалось с действиями судьи. Он посчитал нецелесообразным приобщать к делу объемистый блок документов, присланных из МВД, где живописались преступления мафии в России. В Москве известие вызвало уныние - все, дескать, рассчитывать не на что, реальных доказательств у американцев нет.

Очень уверенно и легко держали себя адвокаты. Они охотно раздавали интервью, проводили многочасовые консультации подзащитных, предсказывали убедительную победу - оправдание по всем пунктам обвинения. Думается, здесь они лукавили. Опытные юристы, вероятно, хорошо понимали, что ФБР в данной ситуации проиграть не может. И дело не в личности Япончика, доказательствах или позиции присяжных. Итог нью-йоркского процесса во многом объяснялся изменением политических ориентиров России и США, вызвавшими сближение интересов спецслужб бывших противников. Дело Япончика вышло за рамки рядовой уголовной истории о вымогательстве с нечеткими и натянутыми доказательствами. Даже звучало оно символично: Соединенные Штаты Америки против Вячеслава Кирилловича Иванькова…

 

В документах, представленных ФБР в качестве обвинения, мелькнула фраза: различные спецслужбы занимались Япончиком с момента его прибытия в США в 1992 году. Оно и понятно. Не мог такой величины авторитет ускользнуть от внимания агентов ФБР, о его прибытии в страну наверняка сообщили информаторы как из среды русских иммигрантов, так и из числа коренных жителей. Приглядевшись и "прислушавшись" к прибывшему (спецслужбы, конечно, располагают значительно более обширной "фонотекой" переговоров Иванькова и его знакомых), ФБР взяло его в разработку.

33