«Москва бандитская 2»

В беду попал еще один близкий приятель и в прошлом подельник Япончика авторитет Вячеслав Слива. (Он, кстати, является родственником жены Иванькова.)

 

Из оперативных досье:

"Слива Вячеслав Маракулович, 1944 года рождения, ассириец, проживал в Москве, имеет специальность слесаря. Четырежды судим: в 1961 и 1963 годах за кражи, в 1973 году по ст. 206 УК РСФСР (хулиганство), а в 1981 году за разбой. Последний раз Слива приговорен к одиннадцати годам лишения свободы, причем разбои и вымогательства он совершал в группе Япончика вместе с ворами Асафом Сосуновым и Балдой. Не являясь вором в законе, Слива тем не менее имеет большие связи в криминальной среде как в России, так и за рубежом - в Европе и США. С 1994 года постоянно живет в Торонто (Канада), где считается координатором русскоязычных группировок. Живет в особняке, купленном за 300 тысяч долларов, женат на бывшей российской подданной".

 

Неприятности начались у Сливы летом 1996 года, когда его сделали невыездным, формально его подозревали в причастности к убийству в Москве известного криминального авторитета Эдика Хачатурова (кличка Крыса). Но это стало лишь предлогом к официальному признанию Сливы неблагонадежным, поскольку представители Королевской канадской конной полиции (местные блюстители порядка уже давно пересели с лошадей на автомобили, а название не более чем дань традиции) и ФБР следили за ним давно. Как только телефон Сливы стал прослушиваться североамериканскими спецслужбами, его имидж добропорядочного и законопослушного иммигранта начал таять как мартовский снег. Выявились не только его контакты с Иваньковым, но и тесные отношения с Цирулем, Мариком, Эдуардом Хачатуровым, Михасем, Петриком и другими столпами транснациональных мафиозных кланов.

Интересно, что сам Слива довольно скромно оценивал собственную "роль в истории". Во время памятного задержания в мотеле "Солнечный" на дне рождения Шурика Захара в 1992 году, когда МУР снял показания у 52 гостей, Слива вел себя тихо. "Что вы меня гоняете? - спрашивал он оперативников. - Только за то, что Славку знаю?" (Славкой он называл Вячеслава Иванькова.)

О тесных взаимоотношениях Япончика и Сливы говорит такой факт. Во время телефонных переговоров Нью-Йорк - Торонто старые подельники, предполагая, что их могут прослушивать, особо пикантные детали совместных дел обсуждали на ассирийском языке. Понятно, что никто ни в канадской полиции, ни в ФБР по-ассирийски не знал ни слова…

48