«Москва бандитская 2»

Зиновеев, которому оперативники приписывали организацию многих разборок с группировкой Свининова, пережил своего оппонента всего на один месяц. В апреле на улице Каргина Зиновеева и Шейнина расстреливают из автоматов неизвестные в масках. Затем гибнет авторитет Куваев по кличке Дрон (его расстреляли из двух стволов киллеры, переодетые в строительные робы, когда Дрон подъехал к дому на своем "Мерседесе-300"), а в Мытищах в лифте жилого дома автоматная очередь прошивает Гольева (кличка Паштет) из той же бригады Зиновеева.

Междоусобица нанесла сокрушительный удар группировке Варнака (убито четверо), почти полностью уничтожила формирование Свининова (погибло восемь человек) и обескровила бригаду Зиновеева, имевшего громкую кличку Зорро (в перестрелках погибло пятеро). В конце апреля ситуация в Мытищах становится одним из поводов для воровской сходки. На ней контролирующие это направление законники, в числе которых был и Ростик, решили остановить беспредел и бестолковую стрельбу. Что из этого вышло, теперь известно…

 

Ростика хоронили 28 мая на Волковском кладбище в Мытищах со всеми подобающими его рангу почестями. Такого количества венков и оранжерейных роз местный погост еще не видел. До позднего вечера у могилы патриарха уголовной элиты толпились друзья. Дюжие парни строго следили за порядком, помогали укладывать букеты на гору из живых цветов. Почтили память погибшего и его коллеги по воровскому ордену. Среди приехавших видели Андрея Исаева, больше известного как Расписной.

Над свежей могилой вспоминали о заслугах погибшего, говорили о его умении примирять недругов, таланте находить справедливое разрешение споров. Не было недостатка в версиях о мотивах убийства. Мнений хватало, звучало и такое: смерть Ростика выгодна тем, кто гноит братву в острогах и пытается задушить воровское движение. Кто-то убежденно сказал: "У них есть отдел. Там перепроверенные все, бывшие комитетчики. Задача - обезглавить нас, лишить лидеров…"

Версия о существовании тайного отряда "Белая стрела", созданного секретным приказом под крышей одной из спецслужб, давно обсуждается в уголовном мире. Арестанты молодые и особенно старые, проведшие в тюрьмах и лагерях немалую часть жизни, приводят в подтверждение этой версии веские аргументы. По их мнению, от рук неуловимых убийц гораздо чаще гибнут те, кто пользуется у братвы особым уважением, некровожаден, призывает жить по понятиям, не хвататься за оружие по любому поводу, а решать споры миром.

72