«Москва бандитская 2»

Затем наступила очередь известного вора Тайора, расстрелянного наемным убийцей около гостиницы "Бега", погибли законники Резо, Роин, Пушкин, Садиков, Босяк, ногинский вор Витя Зверь. Нашли преждевременную смерть авторитеты Вальдон, Заяц, Паша Родной, Англичанин, Емеля, погибли братья Амиран и Отари Квантришвили, Федя Бешеный, Мансур, Леонид Завадский, глава чеченской группировки Сулейманов, Виктор Коган, по кличке Жид, в собственном автомобиле был расстрелян лидер бауманцев Владислав Ваннер, известный всей Москве по кличке Бобон. На Тверской взорвался "Мерседес-600" с некоронованным королем российского криминалитета Сильвестром. Его тело удалось опознать, только показав платиновый зубной протез американскому дантисту-изготовителю…

Список погибших в мафиозных войнах можно продолжать. И все равно полным он не будет. Перечислены лишь наиболее именитые фигуры, но они дают представление о масштабах противостояния.

Еще в недавнем прошлом человек, поднявший руку на вора или авторитета, превращался в смертника. Приговор исполняли специально избранные "перспективные" бойцы. И избежать смерти нарушитель закона уже не мог. Теперь ситуация изменилась. Каждое новое убийство, как правило нераскрываемое, порождало волнение и растерянность в уголовном мире, разговоры и обсуждения на очередных похоронах и последующих сходках. Те же, кто посягнул на жизнь авторитета, лишь получали дополнительные очки. Они жили по законам себе подобных молодых беспредельщиков, наводнивших столицу и раскатывавших по улицам в джипах и "БМВ", с многозарядными пистолетами и помповыми ружьями под сиденьями.

Смерть выкашивала тех, кого раньше старательно обходила стороной. Казалось, владычеству воров в законе вот-вот придет конец. Но неожиданно они сделали ответный ход. И сделали его там, где всегда играли белыми - за тюремной решеткой.

Второе пришествие воров началось с того момента, как на зону пришли первые отморозки, те, кто не привык считаться ни с кем и ни с чем. Там законники показали, кто "в доме" настоящий хозяин. И весы качнулись, постепенно ситуация стала меняться. Уже беспредельщики, поставленные в экстремальные условия переполненных изоляторов и тюрем, вынуждены были искать покровительства и расположения жуликов и положенцев. Убийства и пренебрежение уголовными законами на воле продолжалось, но уже не так откровенно и вызывающе. Что касается тюрем и лагерей, течение жизни в них понемногу возвращалось в прежнее русло. Второе пришествие законников состоялось…

78