«Москва бандитская 2»

Тем не менее на союз или сотрудничество с оперчастью никто из воров не шел. Более того, иногда они демонстративно вызывали конфликт, чтобы показать свою стойкость и верность традициям. Законник Боец (Сергей Бойцов), например, зашил себе рот нитками, а Япончик был завсегдатаем штрафного изолятора. Жулики и положенцы строго следили за расходованием общака, разбирали конфликты, контролировали порядок в столовой и бараках. Вор в законе Мираб, отбывавший срок в Ангарске в ИТК-2, лично наказывал битьем палкой дежурных, оставлявших грязь после уборки помещения.

Воровской образ жизни на зоне, по выражению Гамзаева, можно определить как "чтение лекций". Законники постоянно пропагандируют свою идеологию, поощряют песни блатного репертуара, расширяют круг преданных им людей - исполнителей, осведомителей, наводчиков. Знаний и опыта им для этого хватает, так же как и красноречия. Иваньков охотно рассуждал на любые темы, очень много читал книг и газет, никогда не сквернословил. Тот же Дато Ташкентский любил поговорить, но был крайне осторожен и скуп на оценки.

Даже находясь за колючей проволокой, лидеры преступного мира регулируют денежные потоки на воле. Они легко продолжают руководить подконтрольными структурами, используя все возможные виды связи - радиотелефоны, письма, устные указания, передаваемые через коррумпированных охранников или освобождающихся зеков. Вор в законе Петруха (Петр Козлов) принадлежит к числу наиболее влиятельных. Он имеет связи в Оренбурге, Минске, Орске, Ногинске, Видном, Чехове, Балашихе, а также Германии и Польше. Его поддерживают одинцовские, ногинские и видновские группировки.

Влияние Петрухи настолько велико, что, оказавшись в камере СИЗО, он продолжал через положенцев контролировать свои точки: поставки бензина с Орского нефтеперерабатывающего комбината на АЗС Одинцовского и Наро-Фоминского районов, а также воинскую часть, дислоцирующуюся в поселке Кубинка. Кроме того, Петруха "доглядывал" за работой таможенного терминала в Кубинке, следил за поставками газа с Оренбургского газового завода по заниженным ценам в адрес АО "Казаньоргсинтез" и сбытом из Казани полипропиленовой крошки. Он владел ситуацией на производстве Орского никелевого комбината и продолжал опекать один из крупных московских коммерческих банков.

80