«Москва бандитская 2»

Все началось из-за разногласий между крупнейшими акционерами и клиентами "Югорского" компаниями "Мегионнефтегаз" и "Нижневартовскнефтегаз". После того как от Кантора ушел "Мегионнефтегаз", его примеру последовал "ЛУКойл". Обеспокоенные действиями солидных компаний, поспешили перевести счета из "Югорского" и более мелкие клиенты. Но по-настоящему черные дни для детища Кантора наступили в тот момент, когда первым заместителем главы Министерства топливно-энергетической промышленности РФ назначили генерального директора "Мегионнефтегаза" Анатолия Фомина. Инвестиционные счета министерства были переведены в "Империал" и "ИнтерТЭКбанк". Нефтяной фонтан, так долго питавший банк "Югорский", иссяк…

Тем не менее "Югорский" по-прежнему считался крупным российским банком. Его основные структуры базировались в Москве, а филиалы располагались в Нефтекамске, Махачкале, Тюмени, Ханты-Мансийске и поселке Радужном Тюменской области. Банк занимался доверительным управлением ценными бумагами инвесторов, выпускал и обслуживал пластиковые кредитные карточки "Еврокард", осуществлял процентное финансирование и продажу валюты, проводил международные расчеты и все виды документальных операций.

С начала 1995 года "Югорский" находился в тяжелейшем финансовом положении в связи с несвоевременным возвратом кредитов - около 200 миллиардов рублей. Кантор, пытаясь хоть как-то выправить ситуацию, вплоть до дня своей гибели вел переговоры с "Российским кредитом" о выделении 50 миллиардов рублей. Условием получения денег был залог здания банка "Югорский". Но и здесь Кантора постигла неудача. В связи с тем, что здание было арендовано у московского "Нефтяного дома" и документы остались непереоформленными, кредит он так и не получил.

180