«Москва бандитская 3»

Костя плюнул на браслет и мазанул по нему огрызком ляписа, торчавшим из черного пластикового пенала. В то же мгновение ювелир непроизвольно затряс головой. Ему показалось, что он грезит наяву: поверхность золота при контакте с реактивом почернела.

«Что за черт? - подумал он. - Быть не может!»

Но сомнение уже разрасталось в его сознании со скоростью вспыхнувшего тополиного пуха, который летом поджигают во дворах мальчишки.

«Наверное, поверхность браслета грязная, - пытался успокоить себя Костя, - нужно подснять верхний слой - тогда будет порядок».

Он лихорадочно пошарил рукой в ящике стола и вытащил тонкий надфиль, пару раз черканул им по звеньям браслета и помазал очищенный участок ляписом. На «золоте» вновь проступил темный налет…

- Сейчас мне самому смешно, - подвел итог рассказу Костя, сидевший напротив меня за столиком кафе «Русское бистро», - а тогда я в сердцах это фальшивое рыжье в окно выкинул. Чтобы так дешево купиться? Я в бизнесе с восьмидесятых, через мои руки тонна золота прошла, наверное. А тут какой-то черт латунь впарил! - Ювелир вздыхает и усмехается: - Жулья развелось столько, что впору ляписами торговать…

 

Не знаю, как насчет ляписов, но наркотики на вокзалах сбывают давно и успешно. Многие павильоны, официально занимающиеся продажей цветов, принимают в этом активное участие. Особенно на вокзалах южного и западного направлений - Курском, Киевском, Белорусском. На Курском существует два длинных подземных тоннеля, тянущиеся под всем вокзалом и соединяющие залы ожидания и торговый центр с множеством железнодорожных платформ. Оперативники условно обозначают их как ближний и дальний переходы.

37