«Москва бандитская 3»

Период «романтического» освоения подземки бомжами и попрошайками остался в прошлом. Сегодня в метро работают профессиональные нищие. Случайные люди вниз забредают редко. Потому что территория под землей, станции и линии поделены между главами нищенствующих кланов. «Трудятся» семьями, приезжая и уезжая в одно и то же время. Часы можно сверять!

Станислав Кулумбеков, двадцать лет прослуживший в уголовном розыске метрополитена, знает судьбы многих подопечных. По его мнению, перспектив социальной адаптации такие люди не имеют. Тоня и Маша работают у метро «Комсомольская» дольше, чем Кулумбеков в милиции. Начинали двенадцатилетними девчонками как попрошайки, потом занялись проституцией. Сейчас они потеряли товарный вид, но приобрели опыт и стали «мамками» - продают молодых девиц скучающим или ищущим приключений пассажирам.

- Большинство нищих, - говорит Кулумбеков, - «гости» из Молдавии и Украины. Одиночек нет, приезжают со своими или чужими детьми на заработки и остаются в Москве. Раньше их можно было задержать и отправить по месту прописки. Теперь все ограничивается составлением протокола или штрафом. А что для них штраф, если заработок попрошайки 200-300 рублей в день?

На примере нищих можно понять, что такое естественный отбор. Слабые скоро начинают болеть, погибают на глазах. Сильные выживают, но опускаются, спиваются, живут в своем мире. Летом они разбивают палатки и строят шалаши. Готовят на печках-буржуйках. Такие палаточные городки традиционно существуют около станций Ашукинская, Радищево, Черничная, Востряково.

Зима - серьезное испытание для попрошаек. Организованные кланы снимают на период холодов дачи под Москвой. Уезжают дружно восьмичасовой вечерней электричкой, заполняют целый вагон. Обсуждают новости, удачи и промахи, чтобы на следующее утро вновь устремиться в город с протянутой рукой.

85