«Москва бандитская 3»

Продав «рамку» по рыночной цене, рассудил я, можно будет легко купить Сологуба. Денег от такой комбинации, по моим расчетам, хватало с избытком. Однако законы рынка оказались значительного сложнее.

Скоро подошел первый покупатель: «Сколько?» - «По двадцатнику». Парень повертел в руках книжку, отошел в сторону. Затем те же вопросы задал другой человек. Постепенно я освоился, расслабился и…

- Торговля с рук запрещена! - услышал я сбоку. Чья-то крепкая рука взяла меня под локоть.

Я повернул голову - рядом стоял милиционер. Ничего хорошего в его глазах я не прочел.

- Пройдем в отделение…

Как ни уверял я сержанта, что и в мыслях не хотел торговать с рук, он только загадочно молчал и крепче сжимал мой локоть. Я окончательно приуныл, смирившись с перспективой отвечать на вопросы в отделении милиции. Но когда мы отошли за угол, конвоир неожиданно ослабил хватку.

- Разве вы не знаете, - начал он, - что торговля с рук - уголовно наказуемое деяние?

Я снова пробормотал что-то об обмене книг, товарище, который обещал подъехать, и прочей чепухе.

Мы остановились. Милиционер отпустил руку и все еще строго произнес:

- А что за книги-то?

Я поспешно показал ему «товар». Он меланхолично полистал томик Казанцева, поморщился, повертел в руках книжку фантаста Кларка и миролюбиво произнес, перейдя для убедительности на «ты»:

- Ладно, вижу - ты парень нормальный. Не буду тебе жизнь портить… А приключения я люблю. Давай-ка куплю у тебя книжки. Все равно ты с ними расстаться хотел.

Домой я вернулся в таком состоянии, словно два часа просидел в одежде в финской парной. Денег от проданных книг хватило на бутылку пива и проезд в метро.

С тех пор я хожу на рынок только как покупатель.

120