«Москва бандитская 3»

Следствие, по словам сыщиков, тоже не перетрудилось: обрубило дело «до кочерыжки». Вместо 150 эпизодов, по которым имелись потерпевшие, обвинительное заключение строилось по фактам 20 краж.

Не совершал ошибок и вор. Он был осторожен и предусмотрителен. Редко ночевал в одном месте две ночи подряд, подходя к дому, перепроверялся, заходил в соседний подъезд, смотрел на окна, следя за условным знаком: свет на кухне - все нормально, лампа на окне в комнате - опасность.

Жил он у подруги в Салтыковке. Перед приходом звонил по телефону. Поднимался только в том случае, если слышал условную фразу. Как-то раз чутье его подвело. Угрозыск в Жуковском задержал вора на «стрелке» по подозрению в краже. Доставили в ОВД, записали данные, повели «катать» пальцы. Хорьков и тут всех перехитрил. Воспользовался тем, что дактилоскопирование проводил рядовой милиционер. Когда таблицы были готовы, он вытер руки и спокойно сказал сотруднику: «Ну, я пошел. Если будут вопросы - мои данные у вас есть».

Когда сыщики спохватились, Хорькова и след простыл. Бросились по адресу, указанному в паспорте, - безрезультатно. Он предъявил фальшивый документ - паспорт бывшего мужа своей подруги.

В розыске жулик числился с 1997 года, когда вместе с подельником отобрал «БМВ» у хозяина машины на Ярославском шоссе. Поймали же его только в конце 1999-го. Причем за все это время официально зарегистрировано было лишь восемь заявлений потерпевших.

258