«Москва бандитская 3»

Но и это, конечно, не предел. Большая часть «черных» рекордов так и осталась неизвестной. Это выяснилось позже, когда на Западе как опята после дождя начали один за другим появляться антикварные магазины, специализировавшиеся на русской старине. В Берлине, например, целая улица состояла из лавочек, где торговали контрабандой с Востока.

 

Теневой бизнес складывался вокруг всех кустарных производств. В Измайлове на Сиреневом бульваре было единственное место в Москве, где разрешалось покупать изделия из серебра кубачинских мастеров. (Ограничение на скупку «пробил» дальновидный директор торгового предприятия.) Знающие дело не понаслышке люди вспоминают, что «стоявшие» на Сиреневом бульваре барыги имели в день чистым наваром… 150 тысяч рублей!

Воротилы антикварного рынка сколачивали состояния по случаю. Однажды перекупщик взял на Старом Арбате золотой самовар по цене медного лома. Да что там самовар! Бесценная золотая эмалевая икона работы Фаберже покупалась в ломбардах так: эмаль хозяину предлагали отковырять и сдавать оставшийся металл на вес.

Состояние уходило так же просто, как и появлялось. Валька Крыса, которую знали все коллекционеры и барыги, погорела на валюте. Комитетчики провели у нее в квартире и на подмосковной даче десятки обысков, но нашли лишь сотую часть накопленных богатств. Вальке светил нешуточный срок. (Читателям молодого поколения напомню, что статья 88 УК РСФСР - нарушение правил о валютных операциях - относилась к главе первой Уголовного кодекса: «Особо опасные государственные преступления». По ней предусматривались наказания от трех лет до смертной казни с обязательной конфискацией имущества. ) Но антикварщица не унывала. Она- то знала, что до главной кубышки опера не докопались…

270