«Серийные убийцы»

Из показаний Кузнецова:

"Я ей по-нормальному сказал, чего хочу, и обещал отпустить после вступления в половую связь. Она мне прямо в лицо ответила, что сдаст меня в милицию. Тут я совсем вышел из себя…".

"Я предложил ей прогуляться с полчаса, обещая потом проводить. Имени девушки не помню, но она мне понравилась и, когда мы отошли в поле, я стал ее целовать. Она не возражала. Я возбудился и полез руками ниже. Она сказала, что не надо этого делать, начала отталкивать. Меня это взбесило, я оттащил ее к лесу и, не снимая всей одежды, так как было холодно, изнасиловал в обычной форме… Ножом я ее ударил в спину и грудь. Выкалывал ли в тот раз глаза, я не помню…".

Что касается физических кондиций, то на здоровье он не жаловался. Был членом юношеской сборной по биатлону в "Спартаке", владел приемами рукопашного боя, в армии мог постоять за себя перед "дедами". Утверждал, что никогда не подчинялся прихотям "стариков", всегда отвечал ударом на удар, и это похоже на правду. Во время одной из потасовок в казарме - он служил в автороте под Киевом - Кузнецову перебили нос. Но он не унывал такие шрамы лишь украшают лицо настоящего мужчины.

Первое убийство он запомнил во всех деталях. Тогда, пользуясь терминологией Кузнецова, на него впервые "накатило". Накануне он поссорился со своей женщиной и был в плохом настроении. Взял две бутылки красного вина, собирался как следует расслабиться. А тут и случай подвернулся. На шоссе он увидел голосующую девушку (в то время Кузнецов работал водителем грузовика на подмосковном предприятии). Она попросила подвезти ее до дома, по дороге разговорились. Кузнецов предложил выпить, девушка не заставила себя упрашивать. Загнали машину в перелесок, неподалеку от поселка Купавна. Расположились в кабине. Вино подействовало быстро. По словам Кузнецова, "она сама начала сексуальные ласки".

113