«Следствие продолжается»

Шофер автобуса ехал впереди. А за ним на красных «жигулях»-«шестерке» двигались Александр Яковлев, начальник уголовного розыска Осташкова Михаил Давиденко и еще один оперативник. Ноябрь, ночь, в лобовое стекло летит густой снег. Пока доехали, «жигули» дважды слетали в кювет. Машину вытягивали и двигались дальше. На заимку приехали в пять утра. Водитель автобуса тут же развернулся и умчался назад: «Мне жить не надоело!»

Дом, где прятался Грин, стоял на юру. Все вокруг было засыпано снегом. Красные «жигули» заметны, как прыщ на коленке… А тут еще сосед мимо едет на рынок. Он свинью забил и потому так рано двинулся в Осташков. Увидел милицейскую машину:

— За Сашкой приехали?

— А вы откуда знаете?

— Чего тут знать? Он с оружием день и ночь у окна сидит, никого даже близко не подпускает. Смотрите, как бы он вас…

— Может быть, поможете, переговорите с ним?

— Да вы что! Ваши проблемы решайте сами…

Сосед надавил на газ и увез свинину на базар. Опера остались одни.

Самые худшие предположения подтвердились, когда попробовали подъехать поближе. Едва «жигули» оказались в секторе обстрела, как грохнули два выстрела. Пули просвистели над кузовом. Что делать, не вызывать же СОБР ради одного бандита?

Михаил Давиденко, работавший когда-то с Киселевым в милиции, оказался не робкого десятка:

— Подождите, пойду с ним поговорю. Может, он не станет себе конец «биографии» портить.

Давиденко медленно, подняв над головой руки, двинулся в сторону дома. Напряжение достигло предела. Сделав несколько шагов, оперативник крикнул:

— Саша, не стреляй, ты же меня знаешь. Я — Миша Давиденко!

Наступила напряженная тишина. Затем из дома раздался голос:

— А с тобой кто?

— Сотрудники милиции из Москвы. Не делай глупости, брось оружие…

Снова тишина. Потом голос, в котором явно слышались нотки облегчения:

— Я думал, это бандиты. Все, выхожу.

Через мгновение Киселев вышел на улицу с поднятыми руками. Эпопея была завершена.

Яковлев позвонил в Москву следователю Мосгорпрокуратуры Михаилу Слинько. Отправились в путь. Через три часа задержанный давал показания в ИВС Петровки, 38. Они стали основой для предъявления обвинений бандерше Мадлене Зворыкиной. Проведя допрос задержанного, Слинько выписал ордер на арест Зворыкиной. К тому времени она уже выписалась из больницы и скрывалась на одной из своих квартир.

72