«Следствие продолжается»

К осени 1995-го к «подъездобоязни» добавилась еще одна фобия, которая стала особенно заметна у детей и женщин. Редко кто из представительниц прекрасного пола или подростков отваживался зайти в лифт с незнакомым мужчиной. Увы, с тех пор прошло более десяти лет, но если бы такой опрос был проведен сегодня, думаю, его результаты с некоторыми поправками оказались бы такими же. И в наши дни люди опасаются собственных подъездов. Да и лифтом предпочитают пользоваться либо в одиночестве, либо с теми, кто им знаком. Редкая женщина рискнет зайти в кабинку с незнакомцем. Даже если она спешит, то все равно предпочтет вызвать другую кабину. Испытывать судьбу никто не хочет…

Новому комплексу, теперь уже «лифтобоязни», москвичи обязаны сексуальному маньяку, который совершал нападения в кабинах лифтов. На счету извращенца более сотни изнасилований, разбоев, грабежей и развратных действий с подростками. Причем все преступления имели схожую схему. Вместе с идущими домой людьми незнакомец заходил в подъезд, подсаживался в лифт, останавливал кабину между этажами и под различными угрозами насиловал и обирал жертву.

Позже, уже после поимки извращенца, выяснились удивительные обстоятельства. Кроме «основного» насильника, действовавшего по всей Москве и наследившего даже в трех районах Подмосковья, в городе орудовал еще один маньяк. Он был менее активным, но здорово спутал карты сотрудникам милиции, занимавшимся поимкой преступников. Один из маньяков, совершивший 135 изнасилований, и получил у оперативников кличку Лифтёр.

Осень 1995-го для оперативников МУРа стала кошмаром. Каждый день начинался с просмотра суточных сводок происшествий. И каждый день ситуация повторялась. Ежедневно фиксировались изнасилования в лифтах. Причем нередко сразу по два-три случая. Особенно удручало, что жертвами становились даже девочки двенадцати-тринадцати лет. Жертвы извращенца попадали ему в руки в своих же собственных подъездах, иногда буквально в нескольких метрах от двери родного дома.

Что делать, как предупредить беду? Ведь в каждом доме растут дети, ходят в школы, возвращаются домой после уроков, поднимаются на лифтах… Встречать у выхода из школы? А если взрослые на работе или детей отпустили с уроков пораньше? Разве предусмотришь все случаи, поставишь в каждом подъезде защитника? И главное: сколько ни предупреждай, ни пугай, ни объясняй — ребенок есть ребенок. Он все равно забудет, заиграется, сделает по-своему!

75