«Следствие продолжается»

Мне было очень больно, так как такое со мной происходило первый раз. Но я не кричала, так как он предупредил: буду кричать — зарежет. Сколько это продолжалось по времени, я не помню. Затем он оделся и достал из сумки пистолет черного цвета с барабаном. Сказал он буквально следующее: «Будете болтать — пристрелю каждую!» Потом он спустился на первый этаж, а кабину нашего лифта отправил на двенадцатый. Я вернулась домой и все рассказала бабушке».

Оперативники МУРа сбились с ног. Сотрудники отделения, специализирующегося на раскрытии серийных убийств и преступлений, связанных с сексуальным насилием, сутками не появлялись дома. У школ, детских учреждений постоянно дежурили милиционеры. Описание насильника — облегающая шапочка, очки, крупные черты лица — знал каждый патрульный.

Как-то днем поступило сообщение: неизвестный, похожий по описанию на фоторобот, совершил попытку изнасилования. Мгновенно во всем округе ввели оперативное мероприятие «Сирена». Перекрыли все перекрестки и улицы, весь личный состав отделений милиции округа, включая работников паспортных столов, дознавателей и сотрудников вневедомственной охраны, подняли по тревоге. Минут через сорок в МУР позвонили из отделения милиции: «Приезжайте, попался!»

Оперативник Алексей Дроздов вспоминает:

— Примчались в отделение. Там вся «клетка» перед дежуркой до отказа забита очкариками в лыжных шапочках. Каждый действительно похож на фоторобот. После проверки отпустили людей с извинениями…

После обобщения материалов выяснилось, что примерно сорок процентов изнасилований вообще нигде не регистрировались. Увы, в отделениях милиции, не желая портить статистику ростом тяжких преступлений — изнасилованиями несовершеннолетних, — старались ограничиться возбуждением уголовного дела только по фактам грабежа. Но даже подняв все «отказные материалы», истинные масштабы преступлений насильника установить трудно.

— Маньяк орудовал не один год, — говорит Андрей Супруненко. — Он находился в свободном поиске. Ходил из района в район. Прятать преступления в такой ситуации было достаточно просто. В результате мы возбудили три уголовных дела в отношении сотрудников милиции. И еще десять материалов направили в территориальные органы, для принятия соответствующих мер. Отчасти этим объясняется тот факт, что из названных преступником 135 изнасилований в суд мы смогли направить материалы только по 35 эпизодам.

79