«Следствие продолжается»

С тех пор прошло много лет, но Сергей Игоревич до сих пор вспоминает своего подследственного: незаурядный интеллект, начитанность, хитрость, умение повелевать людьми, знание психологии. Когда нужно, Устинович мог быть обходительным и вежливым, а в случае необходимости превращался в настоящего зверя. Он считал, что на разбои его толкала алчность подруги. Его Бонни постоянно не хватало денег. Ему же вполне достаточно было пару раз в неделю съездить на утренники, «почистить» карманы рассеянных граждан. И налетами он стал заниматься ради подруги, чтобы удовлетворить ее аппетиты.

— Нигде в материалах дела вы не найдете такого интереснейшего факта, — вспоминает Сергей Рыбаков. — Незадолго до окончания следствия Устинович едва не совершил побег из следственного изолятора. Я сам узнал об этом случайно. Как-то раз его привели на допрос наголо стриженным. «Что случилось?» — «Я, Сергей Игоревич, в штрафном изоляторе сижу». — «За что тебя так?» — «Да бес попутал… Сбежать попытался…» Между прочим, побег ему едва не удался.

Выяснилось, что в камере с Устиновичем находился какой-то лох. Статья у того была пустяковая. И Миша сразу же понял: никакого срока парню не светит, освободят прямо в зале суда. Накануне суда Устинович накачал сокамерника какими-то таблетками, тот заснул и оказался под нарами. Когда за ним пришли конвоиры для этапирования в суд, Миша Слепой оказался на его месте. Предварительно он вымазался зеленкой, чтобы его труднее было опознать. Впрочем, уловка могла оказаться лишней. Адвокат ничего не понял. Он видел подзащитного всего один раз, и то очень давно. Так что даже не заподозрил, что перед ним не хулиган, которого он защищает, а матерый рецидивист-убийца, подготовивший побег.

И все же обман раскрылся в самый последний момент. Судья огласил приговор — условное осуждение с испытательным сроком. Подследственного готовились освободить в зале суда. Устинович уже ликовал в душе, но тут раздался крик: «Это же другой, кого вы привезли!»

Выяснилось, что родственник подследственного хулигана пришел на суд и увидел, что на скамье сидит вовсе не его братан, а какой-то вымазанный зеленкой дядя… Интересно, что зеленкой вымазался Устинович не напрасно. По совокупности содеянного суд приговорил его к исключительной мере наказания. Правда, неизвестно, успели ли привести приговор в исполнение. К тому моменту уже мог действовать мораторий на смертную казнь. Но кто знает, может быть, когда-то Миша Слепой снова окажется на свободе и попытается воплотить идею судебной монархии в реальность.

99