«Следствие продолжается»

Жуликов задумался, помолчал, походил по клетке…

— Ладно, я тебе убийство сдам. Помнишь, в прошлом году заказ был — коммерсанта застрелили? Он фирму «ЗеКо» возглавлял.

— Я убийствами не занимаюсь, — отыгрывал свою партию Яковлев. — Ты расскажи подробнее, кто, где, когда. Назови конкретные даты, фамилии. Тогда и думать будем.

— Ладно, я сейчас пойду и скажу ребятам. Они тебе все про «ЗеКо» расскажут. Но ты должен сделать так, чтобы отсюда вышел я и вон та девчонка… Это мое условие. А ты можешь себе дырку для очередной звездочки вертеть.

Примерно так был выстроен диалог между опером МУРа и задержанным бандитом. Что было дальше, расскажет сам Яковлев:

— Жуликов торговался, пытаясь купить свободу для себя и Заводовой. Он немедленно прошел по камере: «Ты, ты и ты — будете рассказывать все по «ЗеКо». Если что еще будут спрашивать — по обстановке. Так надо». Я проверил информацию по «ЗеКо» — было такое убийство. И началась «игра».

Жуликов сотрудничал и активно говорил почти сутки. Потом он понял, что никто ни его самого, ни его пассию освобождать не собирается. И он замкнулся, «ушел в отказ», отрицал очевидное в период предварительного следствия и на суде. Однако того, что рассказали он и его подельники, было более чем достаточно. Как говорится, поздно пить боржоми.

Высокую оценку работы сотрудников уголовного розыска по делу «ЗеКо-Рекордс» дала и следователь Татьяна Гизатуллина.

— Работа оперативных служб разных регионов заслуживает особой благодарности, — говорит Татьяна Юрьевна. — Ведь изначально не были известны анкетные данные участников преступлений. В лучшем случае мы имели имя, кличку или только описание внешности. Кроме того, все они были иногородними гражданами — жителями Саранска, Рязанской области, Кемерова, Новокузнецка и т.д. И, несмотря на незначительность первоначальной информации, сложность сбора материалов, все звенья правоохранительной системы работали как единое целое и четко выполняли поставленные перед ними следствием задачи.

142