«Следствие продолжается»

Дело банды Жуликова можно назвать классическим. Жестокий и недалекий лидер стал причиной провала банды. По существу, он сам сдал своих же подельников. И разве только подельников? Его цинизм и жестокость трудно осознать нормальному человеку. Достаточно вспомнить детали убийства Яковенцева и Боева — его земляков, с которыми он хладнокровно расправился из опасения потерять роль лидера. О деталях, не вошедших в материалы обвинительного заключения — слишком уж они страшные, нечеловеческие, рассказал мне Александр Яковлев.

Когда умирающего Боева дотащили до реки, он приоткрыл глаза. Их взгляды встретились: торжествующего убийцы и агонизирующего, но не сдавшегося Боева. Что еще можно сделать, чтобы «опустить» сильного соперника? Главарь… справил на лежащего окровавленного человека малую нужду. Он сделал это спокойно, рисуясь перед стоящими рядом дружками и приговаривая: «Ну что, Серега, понял теперь, кто из нас круче?»

А чего стоят клятвы, которые Жуликов давал матери убитого им Яковенцева. «Детьми своими клянусь, не убивал я Алексея!» — бил он себя в грудь, когда безутешная мать приехала в Москву, чтобы отыскать хотя бы могилу сына…

Впрочем, среди фигурантов дела есть один человек, чьи низость и цинизм не уступят жуликовскому. Заказчик убийства Зеленова, владельца «ЗеКо-Рекордс», его партнер по бизнесу Козлов, хладнокровно оплатив его расстрел, на похоронах лил безутешные слезы: «Клянусь, я отомщу за тебя! Клянусь, твоя гибель не останется безнаказанной!» В конце концов все клятвы когда-нибудь исполняются.

143