«Следствие продолжается»

Тяжелые стальные двери, колючая проволока на высоких каменных стенах, душные камеры каземата… Таким видится Бутырский острог правопослушным гражданам. Но, как известно из классики отечественной живописи, жизнь есть везде. А уж для Евстафьева ни многометровая толща стен, ни неприступные охранники не были препятствием. И хотя в одном из писем приятелю он с раздражением замечает, что «это далеко не пятизвездочный отель и даже не санаторий ЦК КПСС», Евстафьев по-прежнему держит руку на пульсе событий. Более того, он руководит оставшимися на воле знакомыми, раздает поручения, ведет деловые разговоры.

Да что там разговоры! Находясь в стенах Бутырки, а позже на обследовании в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского, Евстафьев принимал участие в разработке… федеральных законов — Уголовно-процессуального кодекса РФ и закона «О психиатрической помощи».

Историки шахмат знают забавный случай, когда никому не известный любитель этой древней игры сумел организовать встречу двух великих гроссмейстеров. Причем ни тот, ни другой чемпион не подозревали, что играют друг с другом. Хитрый любитель написал письмо первому гроссмейстеру и предложил ему партию на выгодных условиях. После раздумий мастер согласился. Началась переписка, в каждом письме которой был указан очередной ход. Гроссмейстер не подозревал, что играет он не с неведомым имяреком, а с другим гением шахмат, с которым точно такое же соглашение заключил хитрый любитель…

Примерно таким же способом Евстафьев налаживал связи с самыми высокими чиновниками. Он узнавал телефон нужного человека, набирал номер и начинал уверенный диалог. Собеседники и не подозревали, что беседуют с заросшим бородой узником Бутырского СИЗО.

Однажды аферист позвонил ведущему сотруднику Института Сербского Шишкову и представился работником аппарата Комитета здравоохранения Совета Федерации Федерального собрания РФ Андреем Геннадиевичем Плетко. Врач, как тот самый гроссмейстер, не видел собеседника, проверять его счел унизительным и недостойным, на что и рассчитывал арестант-мошенник. Как только Евстафьев-Плетко понял, что фокус удался, он начал гнуть свою линию. Правда, первый разговор был коротким. Аферист пообещал доктору включить его в рабочую группу по формированию законов (не бесплатную) и, оставив контактные телефоны, вежливо попрощался.

169