«Следствие продолжается»

Притормозив за углом дома, Попов попросил Андрея Смоленского и Кудрявцева выйти. Затем мы подъехали к подъезду дома на Павелецкой набережной, где жил Ченокал. Попов позвонил ему с мобильника и предложил спуститься. Мы сидели на переднем сиденье и ждали. Было уже темно. Через несколько минут из подъезда вышел Ченокал и сел на заднее сиденье…»

Из показаний сестры потерпевшего Ченокала:

«Примерно в 21.20 я услышала знакомый сигнал автомашины. По фразе брата «урод Рома приехал» я поняла, что он не доволен приездом приятеля. Он надел легкую кожаную куртку, кроссовки и сказал, что вернется через несколько минут. В окно я видела, что, как только брат закрыл дверцу машины, она резко тронулась с места в сторону набережной. После этого брат домой не возвращался».

Завернув за угол, Попов притормозил и «моргнул» фарами. Сразу же с двух сторон на заднее сиденье влезли Андрей Смоленский и Кудрявцев, лишив Ченокала возможности убежать. Машина помчалась в сторону кольцевой дороги.

Из показаний обвиняемого Кудрявцева:

«Отъехав на некоторое расстояние, Попов остановился и громко включил музыку. Ченокал начал нервничать и попытался выйти из машины. Попов открыл бардачок и вытащил приготовленные три или четыре шприца. Их еще раньше заполнил аминазином Шаповалов. Ченокал начал дергаться. Мы удерживали его за руки, а Попов — за ноги. В это время Шаповалов вколол ему все шприцы в мышцу над коленом правой ноги. После этого Ченокал стал вялым, начал заваливаться набок и потом уснул. Мы снова поехали. Шаповалов спросил, куда мы едем. Попов ответил, что едем к нему на дачу».

Только не убивай!

Двинулись в Подольский район, где у родителей Попова был дачный участок. Примерно через час затряслись по проселку. Когда въехали в лес, машина стала постоянно проваливаться в ямы, и Ченокал проснулся. Он попросил остановиться, чтобы сходить в туалет.

Сначала вышли Попов, Смоленский и Шаповалов. После этого вылезли Ченокал и Кудрявцев. Ченокала никто не держал, бежать ему было некуда. Вокруг темной стеной стоял лес, не было слышно ни звука.

177