«Следствие продолжается»

Сначала был найден некий Пилкин, который за 1000 долларов был готов выступить доверенным лицом Макухина и приватизировать квартиру ничего не подозревающего старика. Не объясняя ничего о гражданско-правовых последствиях совершаемых им действий, аферисты обманным путем получили у Макухина доверенность на имя Пилкина, предоставляющую ему право на приватизацию жилья. Жулики потирали руки. Теперь дело было за малым. Но неожиданно возникли проблемы. Выяснилось, что из ОВД Головинского района поступило письмо о запрете выдачи документов и сведений по этой квартире, что исключало возможность получения выписки из домовой книги и копии финансово-лицевого счета.

Может быть, кто-то другой на месте аферистов и приуныл бы, но только не Мурашов. У него везде были свои люди. В тот же день заместитель начальника милиции общественной безопасности УВД одного из округов Москвы Колупаев добивается снятия упомянутого запрета, а известная уже заместитель начальника ДЕЗа Ануфриева дает незаконное распоряжение своей паспортистке в отсутствие Макухина изготовить расширенную выписку из домовой книги. Документ был необходим соучастникам для предоставления в Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы, чтобы позже похитить квартиру Макухина.

Казалось, что теперь-то уж все пойдет как по маслу. Но аферистов ждал новый удар. Неожиданно старик Макухин умирает… В подобной ситуации герой известной народной комедии воскликнул: «Все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!» Но не забывайте, что мы имеем дело с «волшебниками»! Воскрешать мертвеца с помощью заклинаний и черной магии подобно Юрию Лонго они не собирались. Мурашов и его подельники были людьми земными и прагматичными.

Из материалов уголовного дела:

«Действуя совместно с Мурашовым, Ануфриева привлекла к хищению квартиры в качестве пособника заместителя начальника милиции общественной безопасности местного ОВД Банюка. Используя занимаемое им служебное положение, Банюк ввел в заблуждение своего подчиненного — участкового уполномоченного милиции Яшникова, на чьем административном участке находилась квартира Макухина. Участковый, доверяя своему начальнику, составил протокол осмотра трупа, указав в документе вместо фамилии Макухин совсем другую — Мокунин. В тот же день под измененной фамилией труп умершего Макухина направили на освидетельствование в морг…»

186